Главная > Героини романов и кино > Можно ли осуждать Анну Каренину?

Можно ли осуждать Анну Каренину?

В наши дни к этой героине Толстого многие относятся критически: испортила жизнь двум хорошим мужчинам, вечно всем недовольна, совершенно не способна быть счастливой и составить счастье близких людей, мучается сама и создаёт проблемы другим. Одним словом, какой-то отрицательный персонаж получается…

А ведь Толстой с самого начала описывает Анну Каренину с любовью и теплотой! И даже внешний портрет своей героини он списал с женщины, которую глубоко уважал — Марии Александровны Пушкиной (в замужестве Гартунг).

«Анна была не в лиловом, как того непременно хотела Кити, но в черном, низко срезанном бархатном платье, открывавшем ее точеные, как старой слоновой кости, полные плечи и грудь и округлые руки с тонкою крошечною кистью… На голове у неё, в черных волосах, своих без примеси, была маленькая гирлянда анютиных глазок и такая же на черной ленте пояса между белыми кружевами. Причёска её была незаметна. Заметны были только, украшая её, эти своевольные короткие колечки курчавых волос, всегда выбивающиеся на затылке и висках. На точёной крепкой шее была нитка жемчугу».

Обаятельный образ, не правда ли? И это своё обаяние Анна сохраняет на протяжении многих страниц романа. А потом оно начинает постепенно исчезать. Поворотная точка – сцена, в которой показано холодное отношение Анны к своей маленькой дочке. С этого момента Анна превращается в глазах многих читателей в отрицательную героиню, вызывающую лишь досаду своим неблагоразумным поведением.

Но интересно, как можно было остаться благоразумной в том положении, в котором оказалась Анна после ухода от мужа? И дело вовсе не в остывших чувствах Вронского или неприязненном отношении светского общества. Да Анне вообще плевать на светское общество и его отношение!

Кто-то, наверное, почувствует желание возразить и припомнит сцену в театре, где Анну оскорбили и она приняла оскорбление близко к сердцу:

— Ужасно! Сколько бы я ни жила, я не забуду этого. Она сказала, что позорно сидеть рядом со мной…

Да, Анна безумно расстроилась, и её всю трясло. Но… чёрт побери, причём тут пренебрежительное отношение какой-то великосветской хамки?! Просто перед поездкой в театр у Анны состоялось свидание с сыном, надорвавшее ей сердце. Свидание, после которого для Анны стало окончательно ясно, что счастье и душевное спокойствие для неё невозможны.

— Алексей, ты не изменился ко мне? – спрашивает Анна Вронского после свидания с сыном. Потом этот вопрос будет задаваться снова и снова… Но неспроста он прозвучал первый раз именно после свидания Анны с сыном.

Сын – вот он, камень преткновения! А всё остальное уже вторично.

Кстати, ведь основной конфликт произведения открытым текстом выражен в словах Анны, обращённых к Долли, приехавшей навестить её в имение Вронского.

«Ты пойми, что я люблю, кажется, равно, но обоих больше себя, два существа – Серёжу и Алексея… Только эти два существа я люблю, и одно исключает другое. Я не могу их соединить, а это мне одно нужно. А если этого нет, то всё равно. Всё, всё равно. И как-нибудь кончится, и потому я не могу, не люблю говорить про это. Так ты не упрекай меня, не суди меня ни в чем. Ты не можешь со своею чистотой понять всего того, чем я страдаю».

Итак, Анна с одинаковой силой любила сына и Вронского. Но в какой-то момент любовь к Вронскому победила, и выбор был сделан. Только вот очень скоро стало ясно, что счастья при таком выборе быть не может. Для женщины со здоровым материнским инстинктом оно априори исключено. Можно лишь до определённого момента обманывать себя. А потом начинается «срыв». Наверное, мужчина в силах помочь женщине избежать этого «срыва». Но для этого надо очень-очень сильно её любить, жертвенной, самоотверженной любовью, лишённой всякого эгоизма. Вронский, при всех своих достоинствах, был на такое не способен. Да и мало кто был бы способен, я думаю.

Анне часто ставят в упрёк равнодушное отношение к дочке от Вронского. Да, на первый взгляд кажется странным, что Анна, бывшая такой хорошей, любящей матерью для Серёжи, не смогла стать такой же матерью для маленькой Анечки. На самом же деле всё логично и закономерно. Анна психологически не могла дарить свою любовь и нежность младшему ребёнку после того, как бросила, то есть, предала, старшего. Стоило ей подойти к Анечке, как чувство вины перед Серёжей начинало душить её, и сердце рвалось на части. Если уж невозможно дарить свою любовь и ласку обоим детям, так лучше не дарить ни одному.

Так что же, неужели Анна Каренина всё-таки заслуживает осуждения, а не горячего и искреннего сочувствия?! Если я кого-то не переубедила своим постом, то напомню эпиграф Толстого к произведению: «Мне отмщение, и аз воздам». То бишь, не нам, грешным, судить женщину, оказавшуюся в таком сложном положении, а лишь одному Богу.

И, чтобы разрядить мрачноватую атмосферу поста, скажу, что бы я сама сделала на месте Анны Карениной. А я бы, поняв, что Вронский ко мне охладел и что настоящего счастья с ним уже не будет, просто собрала бы вещички и дунула в Санкт-Петербург, в свою родную квартирку:) И пусть бы Алексей Александрович попытался меня оттуда выгнать! Во-первых, как ни крути, а – законная жена, имею право. А во-вторых… неужели б упёрся рогом — пардон за столь циничный каламбур! — и не простил? Да ну, у него бы просто не хватило на это силы характера. И потом, такая прекрасная возможность натешить уязвлённое мужское самолюбие, выступить в роли великодушного христианина… Одним словом, я думаю, что простил бы и принял. Вот только, если бы Анна была способна на такой поступок, то… это была бы уже совсем другая героиня.

На фотографиях — исполнительницы роли Анны Карениной:

фото 1, 2 — Татьяна Самойлова, фильм 1967 г.

фото 3 — Татьяна Друбич, фильм 2009 г.

фото 4, 5,6, 7 — Вивьен Ли, фильм 1948 г.

фото 8 — Софи Марсо, фильм 1997 г.

фото 9, 10 — Грета Гарбо, фильм 1935 г.

Героини романов и кино

  • http://eresi.ru/ Marina

    Весь трагизм и заключается в том, что даже уйдя от Вронского, Анна не смогла бы быть счастлива. Она уже уходила от него… И вовсе он к ней не охладел. Просто мужчина уже не мог выдерживать этой постоянной экстремальной обстановки и жил нормальной жизнью, найдя для себя мужское занятие, после того, как оставил службу в армии. Мужчина без занятий, не мужчина.Такой мужчина и Анне не был бы нужен. Совсем иначе сложилась бы у них всех жизнь, если бы ее муж отдал Сережу матери. Ведь он не делал этого не из любви к сыну, а из простого упрямства, чувства мести. Соблюдения приличий. Только в этом и заключается весь трагизм положения и его безвыходность.
    В этой книге Толстой именно это и показал, как то общество, со своими шаблонами и правилами, было противником искренних человеческих чувств (при этом, допуская и даже, поощряя, адюльтер). Как оно ломало судьбы…
    Анна и Вронский, дети — жертвы общества, а не Анны, ее любви. Любовь не может разрушать и заставлять страдать.

    • http://blog4woman.ru/ Ольга Свириденкова

      Совершенно согласна с Вашими выводами!
      Да, жизнь Анны и Вронского, конечно, сложилась бы совершенно иначе, если бы Каренин отдал Серёжу Анне… Вот, кстати, меня всегда удивляло, как многие считают Анну и Вронского «плохими», Каренина — чуть ли не единственным достойным персонажем романа. А если разобраться, что такого достойного сделал Каренин на протяжении романа? Да ничего, разлучил сына с матерью из чувства оскорблённого самолюбия и мести. И ведь это не только явилось трагедией для Анны, но и для Серёжи тоже. Мальчик растёт без материнского тепла, совершенно одиноким и, по большому счёту, несчастным. Никакой заботой о благе ребёнка тут и не пахнет, особенно если учесть, что сам Каренин был не способен найти к мальчику подход и уделять ему должное внимание.
      А лицемерная общественная мораль того времени — это вообще ужас. Толстой очень хорошо разоблачил её в романе.

  • http://klalknr.wordpress.com/ CA6aVWk

    Огромное человеческое спасибочки !

  • http://hdfgr.10001mb.com GpjW6qb

    Впервые слышу, я в шоке

  • VImvDVq

    Прeогpомный pecпект aвтоpу… Bас пpиятно читать всeгдa… Стaтья по делу, солидаpeн )))

  • Аноним

    оказывается, вон сколько было экранизаций, но образ Карениной у Вивьен Ли из всех мне понравился больше других :) 

  • Vellda

    А я всегда видела в Анне  очень хорошего (просто суперского) мастера — манипулятора людьми. И на мой взгляд — она не любила никого, кроме себя и своей власти над мужчинами. Ни сына, ни Вронского, ни тем более мужа.  И да, на мнение света ей плевать, это точно, но ей совершенно до фонаря чувства и других людей. Она от Китти  нагло увела Вронского, она пыталась отбить Левина, она своим приходом, чуть не довела сына до смерти, когда заявилась в дом сказать Сереже, что «папа лучше меня», да она много чего делала. На мой субъективный взгляд мало какой из её поступков продиктован любовью к кому-то, только к самой себе. И говоря словами самого же Толстого в устах Китти : «она дурная женщина». С ним согласна. Дурная, очень. Но сильная — этого не отнять. А вот Каренина мне очень даже жаль, с самого начала его женитьбы на Анне (там вообще какая-то темная история с их свадьбой), и до самого конца её жизни.

    А больше всего мне нравится как Анну сыграла наша Самойлова :-)

  • http://pandadao.livejournal.com/ pandadao

    А мне кажется, многие, в том числе уважаемые комментаторы вашего блога, не понимают этого произведения по одной простой причине — его надо рассматривать совокупно с другими книгами Толстого и с его взглядами. С Крейцеровой сонатой и с отцом Сергием в первую очередь. Почитайте Послесловие к Крейцеровой сонате, написанное сами же Толстым, где он объясняет очень многое.
    Вкратце — все эти произведения об одном и том же, о том, к чему приводит грех и жизнь в грехе. Грех же, по Толстому, это не просто жизнь вне брака, не освященная богом, но прежде всего вообще всякая «плотская» жизнь. Смерть Анны (и неминуемая смерть Вронского) — это закономерное следствие лжи и нечестности, с которой начались их отношения.
    И еще — почему то все забывают (из-за названия романа, что ли), что не менее важное место занимает Левин и его поиски смысла жизни.

  • Ирина К.

    Не понимаю, как может любовь к мужчине быть сильнее, чем любовь к ребёнку! И, что ужаснее всего, эта тема актуальна во все времена- в наши дни даже больше, чем, чем тогда, когда «душили» нравы светского общества! Вот уж правда, что проблема не в обществе, а в том, что происходит внутри нас. И если, извините, порывы озабоченной самки становятся сильнее материнского инстинкта, то возмездие за подобный выбор выглядит вполне логичным. Я не ханжа и вовсе не преследую цели присоединиться к блюстителям морали, у каждой женщины в жизни может быть любовник, и даже не один, но предавать своё дитя нельзя ни при каких обстоятельствах! В общем, Анна Каренина, как персонаж, никогда не вызывала во мне ни симпатии, ни сочувствия, да и сам Лев Толстой никогда не отличался особым чадолюбием- об этом говорят и его романы, и его жизнь.